Церковь-призрак на фото

08 августа 2005
0
10741
Впервые информация об этом попала в СМИ в начале 2005 года. Статью Н. Партолиной «Ровно в полночь Оля сфотографировала призрак храма» опубликовала на своих страницах «Комсомольская правда в Белоруссии» (см. от 14 января 2005 г.). Приведенная в статье фотография с несколько неестественно выделявшимися «аномальными» объектами сначала вызвала скепсис: современные графические редакторы позволяют делать и более «правдоподобные изображения». Но… обо всем по порядку.



Предыстория

28 мая 2004 года – День пограничника – группа ребят из городского поселка Лиозно Витебской области решили отметить на берегу озера Гребеницкое. Для некоторых из них это был профессиональный праздник. Все прошло как обычно, вот только после того как была проявлена отснятая фотопленка и отпечатаны снимки, на одном из них усмотрели что-то, чего там, по идее, не должно было быть. Внимание привлекли темный контур некой церкви с высокими куполами и что-то напоминающее икону. Ничего подобного на берегах озера в тот день не находилось.

Далее снимок был показан учителю истории местной средней школы Гречишниковой Елене Ивановне, которая и свозила его в Минск, чтобы показать ряду специалистов. В Институте физики от нее отмахнулись, сразу квалифицировав фотографию как фабрикацию, в Институте истории заинтересовались, но ничем прояснить ситуацию не смогли. Наведалась Елена Ивановна и в резиденцию Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси, но встретиться удалось только с его заместителем.

Комментарий Православной церкви был предсказуем: «чудо Господне», возможно, это указание на необходимость постройки в этом месте нового храма. Вот только процедуру «признания чуда» нужно начинать «снизу» - обратившись в ближайший от места происшествия приход. Вот еще один комментарий - отца Владимира, секретаря Витебской епархии, помещенный в том же номере «Комсомолки»: «Да, это чудо, четкое, видимое. Но никто не возьмет на себя дерзновение объяснять, что оно означает и какие события предвещает. Когда придет время, Господь приведет нас к уразумению, все станет ясно. Православная церковь никогда не делает акцент на чудеса, хотя мы знаем, что они происходят, свидетельствуем, что это чудо».

На этом эпопея не закончилась. Свое расследование провела и «Комсомолка» - на место выехали корреспонденты. Но «аномальщину» у них творил только цифровой диктофон, на котором исчезли все записи, сделанные до прибытия к озеру и во время нахождения на оном. Читая подобные статьи в данной газете, уже не впервой приходилось сталкиваться с упоминаниями о отказе звукозаписывающей аппаратуры, в связи с чем хочется посоветовать корреспондентам-сталкерам подумать о надежной «экранировке» их диктофонов от всевозможных излучений или хотя бы проконсультироваться у специалистов насчет возможных причин отказа техники.

Из выдвинутых до сих пор версий можно привести две:

1) Семь куполов «призрачной церкви» символизируют закрытые в данном районе храмы, которых также было семь (правда принятие в расчет признака территориально-административного деления кажется притянутым за уши, так как оно за период большевистских гонений на религию неоднократно претерпевало изменения).

2) Недалеко от места, где отдыхали лиозненские ребята, по преданиям, некогда стояла церковь, провалившаяся под землю за грехи людские. Может, ее призрак и удалось зафиксировать на пленку?

Церкви, ушедшие под землю

Последняя версия заставляет призадуматься. Недаром же белорусский фольклор напичкан подобными легендами о провалившихся под землю церквей или даже целых селений со своими храмами, на месте которых осталось озеро, либо болото или возвышенность. В известном белорусским историкам сборнике фольклора «Легенды і паданні» (Мн.: Навука і тэхніка, 1983) приведено около двух десятков подобных легенд только о церквях, еще больше – вариаций с селами, городами, замками... (причем стоит заметить, что здесь приведена всего лишь малая толика из известных фольклористике). Сюжетная схема примерно следующая:

1) согрешение людей или проклятие, осквернение церкви;

2) церковь или селение с ней проваливаются под землю;

3) на поверхности остается озеро, болото или возвышенность;

4) иногда можно услышать звон колоколов, если ранним утром (особенно в день какого-либо крупного церковного праздника) приложить ухо к земле на таком месте; иногда звон раздается из глубин озера.

И подобные сюжеты встречаются не только на территории Беларуси, но и в России, Украине и даже Прибалтике, возможно и то, что ареал их бытования гораздо шире. Что же вызвало такое распространение и популярность?

Возможно, желание наших предков как-то объяснить происхождение находящихся в их зоне проживания определенных природных объектов (озера, болота, пригорка и т.п.), либо находки в земле различных древних предметов обихода и орудий труда на месте давно исчезнувших поселений (археологические находки) и послужило причиной возникновения подобных легенд и преданий.

А может, церкви действительно существовали, но ничто не вечно и они канули в Лету, но в памяти народа не зафиксировался момент разрушения храма, осталась только память о факте его существования; вот, в связи с чем, и было придумано такое экзотическое объяснение о таком исчезновении.

Среди некоторых белорусских историков бытует и другое объяснение, выдвинутое на основе ряда полевых исследований. Многие легенды о затонувшей церкви связаны именно с озерами, и многие из них носят название «Святого». Как правило, на берегах таких озер археологи нередко фиксировали следы языческих капищ (культовые возвышенности, крупные камни, дубы)1. Известно, что на территории Беларуси язычество существовало еще долгое время – несколько веков – после крещения Руси князем Владимиром в 988 году. Некоторые следы сохранялись и в ХІХ веке. Таким образом, в этническом сознании подобные культовые места прежней веры, с которой активно боролось распространившееся христианство, со временем могли зафиксироваться в виде образа исчезнувшей церкви. Отсюда и идея греха, наказания – ибо следование вере предков трактовалось христианским духовенством как грех, ведущий прямиком к мукам ада. Почему именно церковь, а не капище? Все также просто. В условиях бытовавшего христианско-языческого двоеверия, когда народ был крещен, но не забыл еще своих старых богов, и капище, и церковь имели одинаковое семантическое значение сакрального местам и даже могли называться одинаково.

Впрочем, все эти версии могут оказаться достоверными. Как известно, одно и то же следствие может быть вызвано различными причинами. И один и тот же «бродячий сюжет» устного народного творчества, оформившись в легенду, прижился в различных местностях в ареале расселения восточных славян.

Варианты легенды

Созвучны данному типу легенд, как выше было замечено, и другие сюжетные линии, не менее распространенные в белорусском фольклоре и имеющие много общего с ними. Например, народная «апокрифическая» версия библейского сказания о гибели Содома и Гоморры в переложении на свой лад:

1) в зажиточном селении появляется чужестранец, калека, седой старичок и т. п., в некоторых вариантах прямо именуемый Господом;

2) он безуспешно пытается устроиться на ночлег или выпросить пищи у жителей, получая везде отворот поворот;

3) его наконец-то некто пристраивает на ночь, как правило из небогатого достатка (вдова, сирота, бедная женщина и т. п.), и делится скудными припасами;

4) в благодарность гость сообщает о грозящей опасности для селения и уговаривает хозяйку покинуть дом вместе с ним, при этом ставится условие, что по пути она ни в коем случае не должна оглядываться назад;

5) они покидают селение, которое вслед за их уходом начинает затапливать водой, начинается локальный «апокалипсис»;

6) женщина, движимая любопытством, все же оглядывается и превращается в камень, который зачастую и по сей день можно увидеть на берегу озера;

7) по преданию, в ясный день в спокойных водах озера можно разглядеть купола затонувшей вместе с селением церкви, а иногда и услышать колокольный звон.

Чем не переработанный библейский рассказ про Лота и его семейство, которых вывели Ангелы из обреченного, погрязшего в грехе Содома? А жена Лота, нарушившая правило и обернувшаяся назад, стала «соляным столпом»?

Встречаются и другие варианты данной легенды, но они более единичны и не так часто повторяются. В обеих рассмотренных сюжетных линиях есть общие моменты, несмотря на различия в характере катаклизма и наличии/отсутствии конкретных действующих персонажей. Иногда оба сюжета переплетаются, заимствуя некоторые элементы друг у друга. Так, по преданию, в ясный день в спокойных водах озера можно разглядеть купола затонувшей вместе с селением церкви, а иногда и услышать колокольный звон.

Но есть еще что-то, что роднит обе легенды…

Недостающий элемент

Расширенные варианты обеих легенд иногда включают еще один элемент сюжетной линии. Как и в случае с Гребеницким озером. Правда, следует уточнить, что легенда о провалившейся церкви не связана непосредственно с озером, где был сделан снимок, но с местом, расположенным где-то в семи километрах севернее по дороге на Яновичи, у деревушки Городок в Велешковичском сельсовете.

Впервые легенда была записана известным этнографом М. Никифоровским и опубликована в 1893 г. П. Шейном. Вот полный ее текст:

«За три версты от Велешкович, по дороге, которая ведет к местечку Яновичи, находится деревня Городок. Сама деревня спряталась в небольшом лесу и стоит на значительной возвышенности. Несколько лет тому назад нынешний тракт был малопроезжим, а движение в основном проходило через деревню, не доезжая до которой нужно было подниматься в гору. Правая сторона этой горы заметно возвышается перед левым. Из-за неудобства и тяжести подъема, особенно в дождливую пору, дорогу обходили даже местные жители.

Возвышенность эта имеет с трех сторон довольно таки крутой подъем, вершина же – ровная площадка. Жители окружающих деревень единогласно утверждают, что в незапамятные времена на этой площадке стояла церковь, которая за грехи людей ушла под землю вместе со всеми, кто молился там в то время… Случилось, что как-то раз церковь начала проступать из-под земли: показался шпиль. Некий мальчик-пастушок наступил на этот шпиль и уколол себе ногу. Благодаря этому происшествию и было открыто место пропавшей церкви, ибо даже местные старожилы за давностью чуда не могли указать это место. Местные крестьяне начали раскапывать гору, чтобы вызволить церковь из подземного плена, но как только откопали купол, церковь в единочасье снова ушла еще глубже и унесла на своем куполе старательных копателей, а разрытая земля снова сравнялась2.

Вот он – недостающий элемент – непосредственная связь между канувшим в Лету и настоящим, кратковременное проявление исчезнувшего в нашем мире. В других вариантах встречаются почти идентичные по смыслу концовки:

«…Через сто лет затопленная деревня вновь увидела свет божий, и вот как это было: пастух увидел крест на берегу озера и хотел поднять его, но крест оказался на цепи. Пастух потянул за цепь – и на поверхность озера всплыла деревня. Радостные жители подняли веселый крик. Пастух так испугался, что выпустил цепь из рук и на его глазах деревня вновь ушла в воду еще на сто лет» (Ольховское озеро у дер. Пацевичи в Мостовском р-не Гродненской обл.).

«Однажды один пастух пас около того озера коров. Он заметил, что по озеру плавает некий клубок. Пастух взял палку и подтянул клубок ближе к берегу, и начал мотать тот клубок. А посередине затонувшего села стояла церковь. Чем больше он мотал клубок, тем более показывались башни церкви. Пастух увидел и испугался. Он кинул клубок назад в озеро. Как только он кинул клубок, сразу услышал голос:

- Вот дурак, не захотел нас спасти.

И когда вечером, как солнце садится, либо спозаранку, когда восходит солнце, стоит на берегу, тогда видно, какая была когда-то церковь среди села» (о Бездонном озере, записано в дер. Хорошевичи Слонимского р-на Гродненской обл.).

Информация
Добавить комментарий