Просмотр темы

Иосиф Флавий — историк в центре событий

piskunova
КАК сегодня, так и 2 000 лет тому назад Ближний Восток стоял в фокусе интернационального интереса. Тогда, как и сегодня, в той области находилось иудейское государство, окруженное вражескими соседними странами, в которых религиозные чувства, смешанные с националистическими стремлениями, возбуждали умы. Тогда, как и сегодня, Ближний Восток играл в мировой экономике важную роль. (Египетским хлебом питалось население древнего Рима.) В то время эта в политическом отношении неустойчивая область образовывала ворота, ограничивавшие Римскую империю от ее соперников.
Такими вот были обстоятельства во время, когда высказывались пророчества о иудейском народе. Эти пророчества должны были исполниться до малейших подробностей. Например, было предсказано, что город Иерусалим будет осажден войсками и окружен укреплениями из заостренных кольев и после того — после ожесточенных боев и ужасных страданий вследствие голода, эпидемий и жестокостей — испытает падение. Кроме того, пророчествовалось, что храм в Иерусалиме, которым часто восхищались и который незадолго до того был увеличен и сделан более красивым, будет разрушен до основания.

Почему это должно нас интересовать?
Для каждого, кто внимательно преследует мировые политические события, крайне интересно узнать, что все эти пророчества точно исполнились 37 лет после того, как они были высказаны. Исследователи Библии знают, что пророчества Иисуса исполнятся еще раз, однако в намного больших размерах, а именно на всем современном населении земли (Луки 19:43, 44; НМ; 21:5—35).
Однако все это произошло более 1 900 лет тому назад. Откуда знаем мы, что пророчества Иисуса относительно Иерусалима исполнились до малейших подробностей? Наши знания относительно происшествий в связи с разрушением Иерусалима римлянами в 70 г. н. э. мы черпаем большей частью из трудов иудейского историка Иосифа Флавия. В своей книге История иудейской войны он описывает события, как они были предсказаны Иисусом, хотя и ничто не указывает на то, что Иосиф был сам христианином или что он знал пророчества Иисуса.
Так Иосиф сообщает, что римский полководец Тит воздвиг стену из заостренных кольев, чтобы быстрее взять измором осажденный Иерусалим — точно так, как это предсказал Иисус. (Иисус сказал: «Придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами [построят вокруг тебя укрепление из заостренных кольев, НМ], и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду».) Иосиф Флавий описывает подробно, как ужасно страдали жители города от голода, эпидемий и кровавых боев — все это были страдания, которые предсказал Иисус. («Будут... голод и эпидемии». «И падут от острия меча».) Он сообщает, что храм был разрушен до основания, что ни один камень не остался на другом, точно так, как предсказал Иисус. («Не останется камня на камне; все будет разрушено».)

Кто был Иосиф Флавий?
Кто был этот иудейский историк, который известен нам под римской фамилией «Флавий»? Был ли он действительно так осведомлен о происшествиях в Иудее в первом столетии, что он мог правдиво писать об этом? Можем ли мы верить его описаниям?
Сначала мы упомянем, что Иосиф не описывал событий, которые лежали далеко позади и для описания которых ему пришлось бы черпать из хроники какой-либо императорской библиотеки. Он сообщал о том, что происходило во время его жизни. Большую часть того, о чем он рассказывал, он испытал даже сам. Его сообщение крайне увлекательно прежде всего потому, что он во время войны иудеев против римлян боролся на обеих сторонах. В начале он командовал иудейскими войсками в Галилее, а позже он действовал в качестве одного из советников римского полководца Тита. Между Иосифом и Титом, как и его отцом Веспасианом, развилась такая тесная дружба, что Иосиф принял позже фамилию Флавий. Поэтому он знаком нам под именем Иосиф Флавий, а не под его иудейским именем Иосиф бен Матфей.
Иосиф родился лишь немногие годы после смерти Иисуса и развился во внимательного наблюдателя политических тенденций. Он был благородного происхождения, принадлежал к секте фарисеев и имел семейные отношения к аристократической секте саддукеев. Он сообщает, что он в возрасте 26 лет был послан с несколькими другими в Рим, чтобы добиться освобождения некоторых иудейских священников, которые римский наместник Феликс велел послать связанными в Рим к императору «по незначительной и случайной причине». Этот случай напоминает читателю Библии о том, что этот же наместник, Феликс, держал апостола Павла два года в заключении в надежде получить от него взятку (Деяния 24:27). В Риме молодой Иосиф был представлен императрице Поппее, супруге императора Нерона, а она тогда вступилась за освобождение его друзей.
Когда Иосиф возвратился в Иерусалим, исполненный восхищения культурой и военной силой римлян, ему пришлось со смущением установить, что иудеи были полны решимости восстать против римлян. Иосиф, надеявшийся, по-видимому, быть в состоянии вести с римлянами переговоры, принял данное ему умеренными иудеями в Иерусалиме задание пойти в качестве наместника в Галилею. Там он начал укреплять города и организовывать войска по римскому образцу, и, кроме того, он подавил различные заговоры зелотов.

Мужественный и хитрый
Иосиф был крайне хитрым человеком. Это показывает его образ действия против города Тивериада у Галилейского моря, который восстал против него и изгнал его. Так как у него не было в распоряжении необходимых войск, чтобы пойти против мятежников, он велел своим сторонникам, чтобы каждый в одном судне взял курс на Тивериаду. У него не было даже достаточно людей, чтобы комплектовать 230 кораблей, имевшихся у него в распоряжении, однако жители Тивериады не знали этого, но думали, что корабли были полны тяжеловооруженными солдатами. Дальнейшим хитрым образом действия ему удалось побудить испуганных граждан сдать город. При этом ни одна жизнь не была потеряна.
Короткое время спустя в Галилею вторгнулся римский полководец Веспасиан с 60 000 солдат, чтобы отомстить за унижение, испытанное Цестием Галлом в 66 г. н. э. Веспасиан осадил в конце концов небольшое горное местечко Иотапата, защищавшееся Иосифом и его людьми. Однако после 47-дневной ужасной осады город пал. Иосиф и 40 других спрятались в пещере. Когда это убежище стало известным, римляне велели сказать Иосифу, что если он сдастся, то они пощадят его жизнь.
Иосиф не был против, но его люди не были согласны, ибо они решились умереть от собственного меча. Иосиф сделал вид, как будто он поддерживал их намерение, и он предложил решать жребием, кто должен был как следующий умерщвлять другого. Некоторые предполагают, что Иосиф «подделал жребии», ибо в конце остался только он и один из его товарищей. Он уговорил этого сдаться римлянам.
Когда Иосиф после своего пленения был приведен к римскому полководцу Веспасиану, бывшему крайне суеверным, он выдал себя за пророка и польстил ему, пророчествуя ему, что он станет «Господом над землей и морем». На Веспасиана это произвело такое впечатление, что он отказался от своего намерения предать Иосифа императору Нерону. Напротив, он оставил его при себе в заключении, чтобы увидеть, исполнится ли пророчество. Когда Веспасиан в 69 г. н. э. был провозглашен императором, он вспомнил, что пророчествовал Иосиф два года тому назад; с тех пор Иосиф был близким другом и советником семьи Флавиев.
Когда Веспасиан поспешил в Рим, чтобы перенять господство, Иосиф присоединился к Титу, сыну Веспасиана, получившему задание завоевать Иерусалим и таким образом кончить войну против иудеев. Иосиф помогал Титу относительно применявшихся иудеями методов и употреблялся римлянами также в качестве рупора. Он ставил свою жизнь на карту, когда он перед стенами Иерусалима призывал население сдаться.

Очевидец
В это время Иосиф был очевидцем происшествий, благодаря которым исполнилось достойное замечания пророчество Иисуса о Иерусалиме. Иисус предсказал: «Великое будет бедствие на земле и гнев на народ сей». Иосиф упоминал гнев римлян, которые первоначально хотели поступать милостиво с иудеями, но потом были охвачены сильным гневом, потому что иудеи не хотели уступить (Луки 21:23).
Когда город пал после сравнительно короткой осады в четыре с половиной месяца, римские солдаты убивали, пока они не устали поражать. «С обнаженными мечами они устремлялись в переулки, резали каждого, кто попадался им на пути, и сжигали дома, в которые убегали иудеи, со всем, что было в них. Они много грабили; часто же, когда они вторгались в дома ради добычи, они находили целые семьи мертвыми и крыши наполненные трупами умерших с голоду... закалывая, что встречалось им на пути, они заграждали узкие переулки многими мертвыми и наводняли город потоками крови».
Достойно замечания, что Иисус предсказал не только жестокость осады Иерусалима, но и ее кратковременность: «И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть» (Матфея 24:22). Во время осады Иосиф в ужасе наблюдал, что иудеи бросили за городскую стену 600 000 трупов — жертв голода, болезней и братских раздоров. Продолжалась бы осада дальнейшие пять месяцев, то в Иерусалиме никто не остался бы в живых.
Иосиф сообщает, что при осаде умерло всего 1100 000 иудеев, и обосновывает это число указанием на то, что осада началась, когда большое число паломников, пришедших на Пасху в Иерусалим, находилось в городе. Приведенное Иосифом число подвергалось сомнению, потому что римский историк Тацит говорил, что число жертв состояло лишь из 600 000.
Нельзя, однако, забывать, что Тацит не был очевидцем. Его писания изобилуют неточностями относительно иудейской истории и иудейских обычаев. Он признается также, что о числе жертв он узнал из вторых рук.
Далее, Иосиф Флавий защищает приведенное им число (1 100 000) тем, что он указывает на то, что незадолго до входа римлян в Иудею был проведен подсчет. При этом было установлено, сколько жертвенных животных было заколото во время Пасхи, а именно 256 500. А так как вокруг каждой жертвы собиралось приблизительно 10 лиц, то Иосиф делал вывод, что во время Пасхи в Иерусалиме находилось 2 700 000 (округленно) лиц.

Достойный доверия, но не безошибочный
Многое из того, что Иосиф описывает, он пережил сам. Конечно, то, что происходило во время осады в Иерусалиме, он не видел собственными глазами, но после захвата города он мог опросить 200 иудеев, которые остались в живых и за которых он вступился, так что они получили свободу. Во время осады также постоянно перебегали иудеи к римлянам, и Иосиф мог также опрашивать этих перебежчиков. Кроме того, он, кажется, имел доступ к дневникам его покровителей, Веспасиана и Тита, так как он позже ссылается на эти документы.
Это, конечно, не означает, что Иосиф был безошибочным историком. Его взгляды находились, очевидно, под влиянием желания удовлетворять своих римских покровителей, как и его антипатии к зелотам, которые в Иерусалиме во время осады взяли на себя руководство, потому что некоторые из них, когда он был наместником в Галилее, были его врагами. Но нет причины сомневаться, что труд Иосифа в общем и целом соответствует правде. Он ведь писал во время жизни людей, о которых шла речь в записанных им событиях. Имевшиеся в большом количестве завистливые клеветники автора с радостью ухватились бы за всякую серьезную неточность.
Труды Иосифа Флавия крайне увлекательны как для исследователя истории, так и для исследователя Библии. Вам, может быть, не было известно, что мирская история так ясно подтверждает пророчества Библии. Хотя Библия и не нуждается в поддержке со стороны трудов мирских историков, как Иосифа Флавия и других, но свободные от предрассудков лица все же будут побуждены заниматься тем, о чем она говорит в связи с нашим временем, когда они видят, что ее другие пророчества уже исполнились.
Думали ли вы до сих пор, что Иосиф Флавий был тихим ученым, который составил свой труд в затхлой библиотеке? Он был в короткое время поочередно дипломатом, полководцем, пленным, самозванным пророком, советником римских полководцев и летописцем — историком в центре событий!
 
inok-woin
Не думаю, что Иосифа Флавия можно назвать ученым. Назвать его историком можно тоже с большой натяжкой. Он просто отображал события со своей трактовкой их. И тем более, не стоит придавать большого значения его комментариям об Иисусе Христе. Он был фарисеем и не принял Христа и его Новый Завет, поэтому его рассуждения по этому поводу заангажированы. Как уже вкратце упоминалось в статье, историки и археологи в наши дни находят всё больше и больше доказательств событиям и предсказаниям, описанным в Библии.
 
Shiga
А какие у него комментарии о Христе - Флавий его просто упоминает, к тому же называет "мудрым мужем", вот пожалуй и все. Христианство тогда было еще не распространено, но сам факт появления нового религиозного течения Флавий отметил.
 
Lumpfwaffe
inok-woin написал:
Не думаю, что Иосифа Флавия можно назвать ученым. Назвать его историком можно тоже с большой натяжкой.

Тогда имеет смысл изначально определиться - история - наука или нет? В моем представлении историю чистой наукой назвать всегда. Это вид идеологии, которая оперирует для своих целей более-менее достоверными известиями.
Тот факт, что большинством людей данная точка зрения не принимается видно хотя бы из смешной названии темы про то как ... ленина сталин да еще и крупская....
 
olata
Если принять, что какие-то факты он (Иосиф Флавий) и исказил, в угоду идеологии, все равно интересно узнать "из первых рук" про жизнь и обычаи того давнего времени. А то, что историю постоянно и многократно переписывают, можно воочию сейчас видеть. Хотя еще живы непосредственные участники и свидетели некоторых исторических событий.
 
transcendentus
Безусловно интересная личность, хорошо уже то, что его работы сохранились и дошли до нас, а вот то, как он описывал события, это уже не нам судить, пусть разбираются сами историки, это их прерогатива.
 
Biribidgan
Безусловно, рассказ Иосифа Флавия о Христе не мог возникнуть на пустом месте. Но он не мог назвать Иисуса Христом, будучи ортодоксальным иудеем. Флавий описывал историю Иудеи начала нашей эры и о Христе упомянул наравне с другими пророками того времени. И вообще, значение истории государства иудеев сильно преувеличено. Никогда Иудея, а сейчас Израиль, не играли в мировой истории сколь-нибудь существенной роли.
 
Asarius
Иосиф Флавий может и был мужем ученым, но будучи иудеем, он излагал события в нужном для себя свете. Например, указав количество жертв при осаде и разрушении Иерусалима он допустил вопиющую неточность - столько людей вообще не жили в этом городе. Поэтому, думаю, что Иосиф Флавий, как и многие иудейские ученые намеренно фальсифицировал цифры.